• Тел.: 8 (351) 263-20-70, 8 (351) 263-00-95
  • Е-mail: min@culture-chel.ru
Главная » 

[Версия для печати]

Интервью с Иваном Миневцевым, режиссером-постановщиком спектакля "БУНИН. РАССКАЗЫ", премьера которого запланирована в Челябинском Молодежном театре 16 и 17 февраля 2017 года:

Для начала расскажите немного о себе…

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Родился в Тюмени в 1988 году. В семнадцать лет уехал в Санкт-Петербург, где учился в Институте культуры по специальности режиссура шоу-программ. В 2011 году поступил в ГИТИС в Мастерскую Каменьковича – Крымова на режиссерский факультет; закончил его год назад.

Поставил несколько спектаклей в Питере: ставил Лорку, военный спектакль «Соловьиная ночь»… В Москве в ГИТИСе поставил «Вишневый сад» - в качестве дипломного спектакля. Потом пошло-поехало: Ростов, Калуга, Петербург. Последний спектакль – в Москве, в Театре имени Ермоловой «Возвращение домой» по Гарольду Пинтеру. Работаю в Мастерской – в качестве педагога, поставил в октябре со студентами первый акт «Дней Турбиных», сейчас поеду продолжать эту работу. Если коротко, то как-то так.

Лаборатории?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Я принимал участие в одной лаборатории – в Петербурге на Новой сцене Александринского театра, когда ее еще возглавлял Марат Гацалов. Эта лаборатория называлась «Русский эпос. Возрождение». Мы делали былины, русские сказания. Получился эскиз «Распутье», его хорошо приняли. Я делал эту работу в несвойственном для себя ключе – это был своеобразный коллаж. Можно сказать, что попробовал театр Крымова. И я думаю, что это должен сделать каждый ученик – попытаться пойти по пути своего учителя. Здесь я попробовал его метод. Интересный опыт и не более того.

А в Центре имени Мейерхольда?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Это была не совсем лаборатория. У них есть история под названием «Кружки». Моя хорошая знакомая Саша Денисова преподает там людям основы драматургии. Приходят с улицы столяр, оператор, учитель – то есть люди совершенно разных профессий, которых объединяет только то, что они хотят научиться писать пьесы. По результатам занятий нескольких месяцев у них получился ряд монопьес. И мы с курсом Виктора Рыжакова, тогда еще студентами, сделали спектакль «Москва и москвичи», который закрывал сезон этих кружков. Разовый проект, но очень интересный за счет того, что это совершенно разные люди, это живой текст про сегодня, про Москву, ее горожан, их мысли, проблемы. Всё это в качестве эксперимента и просто удовольствия.

Понятно, что о Молодежном театре в Челябинске знали давно, актриса Юлия Миневцева – ваша сестра. Вопрос о постановке здесь лежал для вас на поверхности?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Мне предложил что-нибудь попробовать здесь Александр Черепанов. Нужно было придумать, какой это будет материал, какой спектакль. Я как-то пошел в Театр на Малой Бронной – на спектакль «Яма» Егора Дружинина, смотрел его и думал о том, где же могут находиться семь женщин. У меня получилось только два варианта: это либо публичный дом, либо тюрьма. Но мне так не хотелось делать ни то, ни другое. И я понял, что их не надо объединять. Семь женщин – это семь историй, семь судеб, это разность женских миров. И в этом удовольствие. Я совсем забыл про спектакль, который смотрел. Буквально в течение вечера придумал, что это будет Бунин, выбрал семь рассказов. А Бунина я люблю с детства, когда только начал читать книги – лет с двенадцати. Он всегда был для меня чем-то невероятным. Так что я написал экспликацию, отправил ее в театр, и она понравилась.

На вашей странице ВКонтакте в разделе любимых цитат на первом месте:

..."Он искал ее в Геленджике, в Гаграх, в Сочи. На другой день по приезде в Сочи он купался утром в море, потом брился, надел чистое белье, белоснежный китель, позавтракал в своей гостинице на террасе ресторана, выпил бутылку шампанского, пил кофе с шартрезом, не спеша выкурил сигару. Возвратясь в свой номер, он лег на диван и выстрелил себе в виски из двух револьверов".

То есть последний абзац рассказа «Кавказ». Получается, это не в связи с постановкой данного спектакля?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Она там с того момента, когда я завел страницу ВКонтакте, примерно с 2005 года.

В театрах у обоих ваших мастеров есть спектакли по рассказам Бунина…

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Да. У Крымова совершенно другие рассказы. Спектакль называется «Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня…» - по женским именам (в театре Школа Драматического Искусства, премьера состоялась в 2011). Это единственный спектакль, который я смотрел по рассказам Бунина.

У «Фоменок» – «Последние свидания» в постановке Юрия Титова, Евгений Каменькович там как руководитель постановки.

У нас в мастерской какая-то невероятная любовь к Бунину. И даже экзамен по речи у актеров был по его рассказам.

На странице спектакля Дмитрия Крымова есть его цитата: «У Бунина все рассказы «Темных аллей» кончаются плохо. Нет ни одного счастливого финала. Это рассказы — чудовищные по своей трезвости, а может быть, вымышленности — каждый решает сам. Я не говорю, что я с ним согласен или не согласен. Но он поразителен по своей философской безнадежности. А философ, художник — это человек, который понимает, с чего все начинается и чем заканчивается. «Темные аллеи» — как раз подобное воспоминание о тягучем моменте, который при этом сладок».

Какой будет спектакль в Молодежном?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Мне хотелось сделать очень нежный спектакль. Нежность, у которой всегда есть край. Если Крымов говорит про нормальность и трезвость, но для меня наоборот, каждый рассказ Бунина – это совершенное безумие, какая-то бескрайняя степень любви. Именно поэтому там такое количество смертей (будет четыре смерти). Каждая история заканчивается плохо. Как и жизнь. Это и говорит в своих рассказах Бунин, как мне кажется. Дело не в безнадежности, а в конечности. Конечна любовь, конечна жизнь, конечно всё. Это для него невероятно важно. И в конце происходит что-то особенное. Дело ведь не только в любви. Здесь вопрос предательства, вопрос выбора между любовью и нелюбовью, свободой и несвободой. И каждая из этих историй абсолютно ненормальна. Они все именно ненормальные. Конечно, хочется в этом разобраться. Кроме того, в этой прозе есть что-то поэтическое. Он прозаик, но это и поэзия. Все это нельзя выразить просто словами. Оттого и возникает так много описательности, что она может показаться немного лишней. Но всё это важно. Так что это не пьеса, это именно семь поэтических произведений о любви.

Репетируете уже более месяца. Как прошел этот период?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Всё хорошо. Вчера на репетиции мы «собрали» все рассказы. Обычный рабочий период, но ощущения у меня хорошие. Я хотел, чтобы артисты впустили в себя эту поэзию. В спектакле у Крымова мало текста. А для меня этот текст кажется ценным. Буквально каждое слово имеет вес. Я опасался, что спектакль может получиться настолько сложносочиненным текстово, что он будет скучным. Но мы вместе с артистами справляемся с этой глыбой (текста). Как показал вчерашний сбор, это по силам – и мне, и артистам. Мы все вместе входим в это поэтическое состояние, благодаря чему намечается некая магия. И что очень приятно – это для артистов интересный опыт, которого у них пока не было. Это нас всех отправляет куда-то в космос. И в распределении ролей, мне кажется, я не ошибся.

Какой ваш «режиссерский портфель»? Что уже есть в конкретных планах на будущее?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Меня не покидает мысль поставить маленькую пьесу Тургенева под названием «Безденежье». Очень живая, смешная одноактовка, но, тем не менее, обреченная.

Со студентами доделаем «Дни Турбиных».

Один секрет. Есть драматург Полина Бабушкина, спектакль по пьесе которой я ставил в Ростовском театре им. Горького. Мы с ней давно договорились, и она написала инсценировку по роману Максима Горького «Фома Гордеев». Это моя давняя мечта. Сейчас решается вопрос о постановке. Это должен быть большой серьезный спектакль.

Еще я присматриваюсь к Мольеру. У него есть пьеса «Смешные жеманницы». Такая легкая шутка.

Пока вот такие мысли

Ok. Это что касается классики. Но ведь ставили и Полину Бабушкину, и Дмитрия Богославского…

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Да, «Тихий шорох уходящих шагов». Этот спектакль хорошо приняли в Калуге, оценили местные критики. Я понял о чем вопрос… К современной драматургии я отношусь с опаской. Поставил Богославского и, откровенно говоря, если меня спросить о том, что я хочу поставить из современного, то я не знаю. Богославского всегда хотел поставить. Может быть «Пьяных» Вырыпаева.

Я бы не сказал, что у меня какие-то серьезные отношения с современной драматургией. Я люблю «Любимовку», всю ее читаю, хожу на нее, обожаю все это. Но пока не могу найти контакта. Кто-то, может быть, влюбит меня в себя. Не знаю.

Есть ли театры, в которых очень хочется поставить?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Есть. Александринский театр, город Санкт-Петербург.

Артисты, с которыми хочется поработать?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: С артистами Александринского театр, город Санкт-Петербург.

К чьему мнению прислушиваетесь?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Прислушиваюсь к мнению своих учителей. Это для меня очень важно. Поэтому я в ГИТИСе, никак не могу оттуда вырваться. Это для меня какая-то очень большая часть жизни. И Каменькович, и Крымов, и Назаровы, Антонина Михайловна Кузнецова и Роман Савельевич Самгин – к их мнению я прислушиваюсь, что называется, без разговоров. Они для меня непререкаемые авторитеты, я их очень люблю.

К кому из критиков с относитесь с уважением?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Я ко всем критикам отношусь с уважением. Это их работа.

Кого из коллег – режиссеров можете выделить? За чьими работами следите с особым интересом?

ИВАН МИНЕВЦЕВ: Слежу за творчеством Юрия Бутусова. Он мне очень интересен. Я не умею делать так, как он, и это вызывает у меня невероятное уважение. Сюда же можно отнести Римаса Туминаса. Один из самых крупных художников, к которому питаю невероятное уважение. Лев Додин. Андрей Могучий. И да, мои мастера, которые вызывают у меня трепет. 

Дата публикации: 10 января, 2017 [18:00]
Дата изменения: 10 января, 2017 [18:33]
← Вернуться

Обнаружив в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.